• Редакция

Багряный родник (часть 1)

Пост обновлен 25 окт. 2020 г.


Щемящая пустота обожгла холодом бессильно раскрывшуюся ладонь. Только что рука из последних сил старалась удержать неясный ускользающий образ, но тщетно – ледяной мрак вечной ночи редко отпускает своих обитателей…

Полина открыла наполненные слезами глаза, повернулась на другой бок. Тело, застигнутое в неудобной позе сном, отозвалось тянущей болью, понемногу заглушавшей душевные муки и возвращавшей к повседневным заботам. Полина устроила занемевшую руку на соседней подушке, потревожив её безупречную белизну и гладкость, уже который год никем не нарушаемую. После того как не стало мужа, ночное уединение Полины скрашивало сонное дыхание дочурки Наташеньки, но годам к шести та заявила, что «уже вполне взрослая», и, побросав игрушки и кукол, удалилась в «свою» комнату. Девочка росла умницей: училась на отлично, много читала, сама поварила и шила, помогала во всем по хозяйству и при этом ещё успевала посещать музыкальный класс и спортивную секцию. Сейчас же − усердно готовилась к последним школьным экзаменам и поступлению в институт. Чуть ли не с детского сада она дружила с мальчиком, теперь настоящим мужчиной, без пяти минут защитником Родины. Несколько дней назад Игорю принесли повестку, и Полина самым краешком уха (ой ли?) услышала, как парочка намеревалась отправиться к полузабытому всеми Багряному роднику.

В годы юности Полины этот неглубокий колодец в глинистом красно-буром склоне широкой ложбины славился своей кристально-чистой, в любую жару студеной водой. Он не пересыхал даже в самые засушливые годы, и от ветхих старушек шло поверье, что если в тихую погоду на заходе солнца произнести над родником клятву, то сразу же и узнаешь: будет ли она нарушена? Полина тоже ходила с милым к колодцу, и они, не очень-то веря в бабкины россказни, скорее соблюдая неписаный «ритуал» проводов в армию, дали взаимное обещание хранить любовь и верность. Ответом на слова Андрея была ровная, словно зеркало , поверхность воды. Но стоило Полине закончить фразу, как внезапный порыв ветра раздробил это зеркало на множество колючих осколков. Подсвеченные кроваво-красным отблеском заката, они на мгновение сложились в лишенную очертаний мозаику человеческого лица. Сердце у Полины так и оборвалось. И напрасно потом они убеждали друг-друга, что это всё ерунда, суеверия, предрассудки – на душе было тягостно. Что ж, «уж коли чему быть – тому не миновать». Этой народной мудростью и утешились на прощание.

Ближе к первозимью мать Полины положили на лечение в районную больницу. Лежачая больная нуждалась в дополнительном уходе, и Полина, день отдежурив у больничной койки, поздно вечером спешила с последней электричкой домой – надо было протопить, постирать, сготовить, да и присмотра требовало жилище. Однажды она освободилась пораньше и стояла на пронизывающем до костей ветру у перекрестка, теряя последнюю надежду поскорее добраться до дома.

Водитель долгожданной попутки, чем-то озабоченный, был серьезен и молчалив, только заметил с укоризной: негоже, мол, раскатывать девушкам по вечерам с незнакомыми шофёрами. Но, когда она поведала про свои ежедневные мытарства, посочувствовал и мало-помалу разговорился. За дорогу рассказал, что живёт на другом конце их большого села, и предложил, пока возит издалека блоки на стройку, заезжать попутно за Полиной. Так она и познакомилась с Владимиром. Подъезжала с ним потом несколько раз, мать из больницы с ним же переправляла. Вскоре он стал к ним «заскакивать просто так, повидаться», а то и привозил по их просьбе то да сё. Несуетливый, деловитый, напористый Владимир матери пришелся по сердцу. И в один прекрасный весенний день, среди распускающих изумрудные листочки березок, громкий мажорный аккорд «камазовского» сигнала, нечаянно задетого Полиной в страстном метании, заглушил сладостно-болезненный её вскрик и известил всему свету, что женского полку прибыло ещё на одну молодуху. Свадьбу играли осенью, и Полина смущённо прятала под фатой тронутое тёмными пятнами лицо, хотя выпирающий животик было уже не спрятать даже под пышным свадебным платьем.

И замелькали однообразно-счастливые дни семейного житья-бытья. Владимир неплохо зарабатывал, часто ездил в командировки и сразу же заявил, что «хотя он и однолюб, но чтобы на трассе не потянуло «налево», жена его должна встречать в любое время суток красивая и ухоженная, в уютном доме, у накрытого стола». А он будет «обеспечивать её всем необходимым». Пришлось уйти с работы. Провожать, ждать, встречать мужа, заниматься обустройством квартиры и усадьбы, постоянно следить за своей внешностью, растить и воспитывать дочку, помогать родителям – всё это и наполняло смыслом жизнь Полины. Семейную идиллию только раз нарушила беспочвенная дикая ревность Владимира, разбившего об пол телевизор, когда Полина, увидев на экране известного певца, сказала, что он нравится ей больше всех. На другой день муж молча поставил на место разбитого дорогущий цветной «Горизонт». Вообще-то от каждой новой покупки – будь то мебельная стенка, холодильник или пылесос – Полина испытывала удовлетворение. Особенно, если в гости изредка забегали подруги по прежней работе и с восхищенными ахами и охами всё разглядывали, ощупывали, пробовали, примеряли.

А уж когда купили машину и Полина, получив права, прокатилась по селу, гордо взирая на пешеходов, радости её не было предела. Казалось, что все вокруг с беззлобной завистью восторгаются её красавицей «Нивой», даже солнышко любуется ею. Только позднее она поняла, что равнодушным местным жлобам всё едино: ходи она в лаптях или прилети с инопланетянами на ракете. И уж если они чему и радуются, то лишь собственному благополучию, а уж если завидуют – то лютой, чёрной завистью.

Как-то раз ворох накопившихся дел – муж с «КамАЗом» был занят уборкой урожая в далеком Казахстане – вынудил Полину побывать в райцентре. «Нива» не ко времени поломалась – пришлось отправиться автобусом. На обратный рейс она не успела, и – любит же судьба иногда позабавиться – на взмах её руки остановился жёлто-синий «жигулёнок» с мигалкой. Только устроившись на сидении, она с учащённым сердцебиением узнала в суровом милицейском лейтенанте Андрея, измену которому годы назад предсказал Багряный родник. Полина лихорадочно соображала: как же себя теперь с ним держать. Но Андрей её ни в чем не упрекал, даже словом не обмолвился о том нарушенном ею обещании ждать два года. Только коротко рассказал, что после службы на Севере поступил в автоинспекцию, а после окончания школы милиции посчастливилось получить направление в родные края. Потом он что-то ещё говорил, спрашивал. Полина механически отвечала, но голова была занята другим – по его разговору, по взглядам она особым каким-то, обостренным женским чутьем ощутила: он знает о каждом дне её жизни, о каждом её шаге и всё ещё любит её, поэтому до сих пор не женат. Когда машина затормозила у съезда к той памятной роще, Полина внутренне сжалась, но Андрей вышел из кабины, поднял капот и несколько минут возился в двигателе. «Барахлит старушка», - объяснил он, садясь за руль. А Полина к своему стыду осознала, что, сверни Андрей в березняк, она не смогла бы долго противиться зову плоти и (о, ужас!) даже втайне от себя надеялась на эту искупительную жертву. Но тут же поймала себя на мысли: а не слишком ли она себя укоряет, если даже не может сказать с уверенностью, любила ли она тогда по-настоящему или это была только просто девичья влюбленность? Да и дождись она солдата, не известно ещё, как бы жизнь тогда сложилась. Редко кто из её подруг дождались своих ребят из армии, да и тем особенно нечем похвалиться. Андрей доставил Полину чуть ли не к самому порогу дома. «А ведь адреса теперешнего не спросил, знал, куда ехать», - про себя отметила Полина.

Муж возвратился из командировки с кучей подарков, худющий, заросший, но весёлый. Все балагурил, говорил, что страшно соскучился, при всяком удобном случае лез целоваться. Но после уединенной беседы со свекровью настроение его резко изменилось. Владимир ходил хмурый, молча отшвыривая в стороны ставшие вдруг помехою вещи. Полина ни в чём не считала себя виноватой, муж ни о чём не спрашивал, только бросал на неё испытующие взгляды.

Тогда Полина, почти без раздумий найдя предположительную причину такой перемены, рассказала об Андрее, о Багряном роднике, о клятве верности. Владимир слушал, склоняя голову все ниже. «Да, легко и просто у тебя всё получается. Подумаешь, ждала одного, а тут – другой подвернулся?! – хрипловато вымолвил он. – Выходит, пока солдатика в казарме мурыжили, я невесту его приваживал?!» Владимир помолчал и медленно, словно зачитывая окончательный приговор, произнес: «Предавшая однажды предаст и дважды!» И с усмешкой добавил: «Особо, когда звезды глаза застят».

А несколько дней спустя «обеспеченной» жизни пришел конец...


Николаи Козлов

с. Хреновое, Воронежская обл.

Просмотров: 12Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Ветеринар

Потеряшка