• Редакция

Идёт человек...


Он где-то в придуманных странах всё бродит и бродит, И ищет, и пробует жить то взахлёб, то потише. И кажется птице, парящей над ним, и взлетающей выше, Что путь его строго линеен и небу угоден. Но, путаясь в днях, лишних праздниках, женщинах, верах, Идёт человек за себя, за отца и за брата, Цепляя закаты широким подолом утраты, Идёт и идёт, и души не находит в примерах. Нигде ему дом и никто ему свет и отрада, А те, кто поближе - давно отреклись и забыли. Он хмурит над горькою памятью брови седые, Вздыхает в молитве и движется за листопадом. Меняются страны, архивы, прицелы, погоны, Меняются смыслы и правды без хитрого трюка. Колышется в лиственных замыслах божья наука - Лететь или падать на землю дождём золочёным. И чудится свет ему в дальнем сиянье безмерном, И видится дом в очертаньях все чётче и ближе. И птица парит невесомо все ниже и ниже - Всё верно. Всё верно. Всё верно. Всё верно. Всё верно.



Сундук


Всё я откладываю на потом... Персики, встречи, пломбир, парашют, Солнечных зайчиков беглый уют, Молотый кофе и наш добрый дом. Всё я откладываю на потом... Словно сундук допотопный - храню Письма, открытки, поломанных кукол, Шелка отрез для интимного ню, Мамино платье, подсвечник из бука, Такая в мозгу отложилась наука... Помню, как в детстве - к серванту - не лезь! Чашки с амурами праздников ждали, Чтобы с родными могли мы поесть По-королевски. В хрущевке, как в зале Мы за нехитрым столом восседали! Так и плелось - всё не нам, на потом... Привычка. Но, бабкины вжились заветы, И вот я сама, словно Старость с узлом, Упрямо твержу про дурные запреты, И тихо тону в ожидании лета. Но, вдруг незаметно, и - август - к концу, И время - к концу, и мечты так нелепы, И мамино платье совсем - не к лицу, И статный сервант... Только бабушки нету. Есть тень на стене, как насмешка над светом. И я убегаю от будущих дат! На улицу, прочь! от «потом» и «быть может»... Чем полно сегодня? Кто сердцем богат? Луна проплывает вдоль серых оград. То время смеётся...

Июль Июль. Непогода. Когда непогод и не ждали. Накрыли дожди, хоть напяливай снова пальто. А, впрочем, какая беда?, если светлые дали Не дали ни света, ни веры. Никто и ничто. Июль. Разбиваются сочные вишни и сливы, Смеются и падают оземь. Свободный полёт. Последний полет. Он не выглядит пусть несчастливым, Когда даже спелые вишни природа не ждет. Июль. Бабий бум. Закатать ожидание чуда В литровую банку и в погреб сырой опустить. А ветер белье раздувает моё белогрудо, Как будто в пустое пытается душу вселить.


Рита Одинокова

г. Россошь

Просмотров: 9Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Чужой

Напиши